К ВОПРОСУ О САМОРАЗРУШАЮЩЕМ И СУИЦИДНОМ ПОВЕДЕНИИ ПОДРОСТКОВ - Разработки и статьи учителей - Каталог статей - Школьный психолог
Понедельник, 05.12.2016, 01:19
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Форма входа

Категории раздела
Разработки и статьи учителей [55]
Материалы кафедры [6]
Материалы кафедры общей и прикладной психологии КазНПУ им. Абая
В помощь школьному психологу [46]
Родительский клуб [20]
Конкурс на тему «Межнациональная толерантность в современной казахстанской школе» [0]
Конкурс на тему «Межнациональная толерантность в современной казахстанской школе»
Наш опрос
Нужен ли школе психолог?
Всего ответов: 386
Облако тегов
Порекомендуй другу
Поиск
Наш баннер



 

Нас считают

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Яндекс.Метрика
Translate this pag
Казахский язык
Онлайн переводчик SANASOFT
Главная » Статьи » Разработки и статьи учителей

К ВОПРОСУ О САМОРАЗРУШАЮЩЕМ И СУИЦИДНОМ ПОВЕДЕНИИ ПОДРОСТКОВ

К ВОПРОСУ О САМОРАЗРУШАЮЩЕМ И СУИЦИДНОМ

ПОВЕДЕНИИ ПОДРОСТКОВ

Г.Ж. Лекерова - д.психол.н., профессор кафедры психологии и дефектологии

ЮКГУ им. М. Ауезова,

С.Ж. Исабекова -  магистр  кафедры общей психологии

ЮКГУ им. М. Ауезова

 

Личность - понятие динамическое. Как отдельные ее проявления, так и личность в целом или претерпевает поступательное развитие, или происходит ее деградация, саморазрушение. И то и другое наи­более многообразно в подростковом возрасте, хотя, казалось бы, что процессы разрушения и не должны практически проявляться в этом периоде.

Аутодеструктивное поведение психологи разделяют на прямое и опосредованное. К проявлениям прямого аутодеструктивного поведе­ния можно отнести курение, алкоголизацию, наркотизацию. Опо­средованное аутодеструктивное поведение находит отражение в про­гулах, побегах из дома и бродяжничестве, фанатическом увлечении рок-музыкой и быстрой ездой на мотоцикле. К опосредованным формам аутодеструктивного поведения могут быть отнесены также стремление к элементам риска особо опасных видов спорта, а также гомосексуальные эксцессы и промискуитет.

Разумеется, невозмож­но любые прогулы или побеги из дома расценивать как проявление аутодеструкции. Прогулы школьных занятий могут быть следстви­ем конфликтных отношений с учителями или одноклассниками, педагогической запущенности или недостаточной успеваемости. Но и в этих психологически понятных реакциях «ухода» прослежива­ются эквивалентные взаимоотношения с суицидальным поведени­ем, так как нередко те же самые моменты приводят подростка к суи­цидальному решению.

У подростков наркотизация не исчерпала всего круга девиантного поведения и, как правило, сочетается с раз­личными противоправными действиями.

Для аутодеструктивной группы более всего характер­ными являются хулиганские действия с жесточайшими драками, глумле­нием над жертвой и издевательством. Как правило, драки носят групповой характер и сопровождают «выяснение отношений» различ­ных подростковых группировок, однако степень жестокости, исполь­зование в драках опасных орудий и средств, а также полное отсут­ствие разумной оценки риска как для своей, так и для чужой жизни выделяют эти драки из ряда подросткового хулиганства.

Для младшей и средней подростковых групп характерно групповое вымогательство денег с применением жестоких приемов физического и духовного издевательства. Нередким в этой среде наблюдается и жестокое отношение к младшим по возрасту, включая сестер, братьев, с при­менением физического воздействия, а также особо жестокие формы общения с природой и отношения к животным.

К хулиганским действиям, достаточно типичным для подобной группы, относятся действия, связанные с лишенным прямой корысти немотивированным разрушением, так называемый ван­дализм: взлом и разгром детских садов, школ, частных строений, осквернение и разрушение храмов, кладбищ и памятников. Незна­чительность материальной выгоды, получаемой в результате этих действий, ни в малейшей степени не оправдывает усилий, затра­ченных на них. Обычной добычей при этом являются сломанный магнитофон, изредка простенькие музыкальные инструменты, иногда какая-нибудь пища. Да и сами подростки подтвер­ждают отсутствие корыстных побуждений. Такие поступки вдох­новляются жаждой разрушения, необходимостью выхода агрессии и нередко сопровождаются алкогольными или наркотическими опьянениями [1].

Третьей по частоте криминальных действий при аутодеструктивных девиациях явились гомо- и гетеросексуальные агрессии, отличающиеся также высокой степенью жестокости и цинизма. Особый характер противоправных действий, находящий отражение в бездумной жестокости, отсутствии корыстных побуж­дений на фоне постоянной, различно проявляющейся ожесточен­ности и агрессивности позволил нам выделить самостоятельный вид акцентуаций характера по криминогенному типу... Под этим термином  понимается определенный тип развития подростка, когда с раннего возраста определяется неуправляемость поведения и трудности социализации в сочетании с нарушениями построе­ния общепринятой системы ценностей.

Суицидальное поведение аутодеструктивных подростков имеет также особенности. Истинного суицидального поведения в этой среде не наблюдается, единичные выявленные суицидальные попытки носят откровенно манипулятивный характер протестного или шантажного типов с гетероагрессивным психопатическим оформлением суици­дальных действий, угрозами и бранью в адрес окружающих. Вместе с тем в выделенной аутодеструктивной группе выявлялся широкий спектр  аутоагрессивных проявлений.

Тщательный суицидологический анализ, включающий изучение мотивов, целей и способов аутоагрессии, а также психического со­стояния, сопутствующего им, позволил обнаружить неоднород­ность аутоагрессивных проявлений, чаще всего представленных са­моповреждениями. В ряде случаев самопорезы неопасной для жиз­ни локализации и заглатывание различных предметов носили явно гетероагрессивный характер, но в силу объективных причин были направлены на себя.  В этом смысле мотивы, цели, а также чаще всего и способы этих аутоагрессий и описанных выше суицидаль­ных действий совпадали, представляя собой переключенную агрес­сию.

Другая категория аутоагрессий совершалась подростками на эмоционально-индифферентном фоне, и являлась, по сути, конформно-групповым поведением, демонстрацией реальной или желательной принадлежности к той или иной группировке (криминальной, наркоманической) или одному из молодежных течений. Способами это­го вида аутоагрессии стали также самопорезы, самоожоги сигарета­ми, спичками, раскаленным металлом и химическими веществами. Адресовались эти действия либо отдельным значимым лицам, либо референтным группам. По смыслу и значению эти аутоагрессии при­ближались к таким распространенным среди асоциальных подрост­ков действиям, как нанесение татуировок особого содержания, имеющих символическое значение принадлежности к той или иной кри­минальной группе.

При всех видах аутоагрессий, независимо от цели, было характер­ным игнорирование реальной опасности для здоровья, в ряде случа­ев и жизни.

Таким образом, выделенная группа подростков с учетом особенно­стей наркотизации, криминального и аутоагрессивного поведения ха­рактеризуется ярко выраженной агрессивностью, определяющей по­ведение подростков в различных сферах деятельности, и в зависимо­сти от обстоятельств либо внешне ориентированной, либо самона­правленной. Вместе с постоянным игнорированием опасности для жиз­ни и здоровья, описанные выше характеристики, позволяют выделить аутодеструк-тивные девиации из круга подростковых отклонений по­ведения.

Была прослежена возрастная динамика аутоагрессивных форм поведения и описаны их проявления, характерные для млад­шего, среднего и старшего подростковых периодов. Для опосредованных форм аутодеструкций наиболее характерными были неустойчивый и социально-ведомый типы личности, в частности, его социально-порицаемая разновидность. Эти подростки характеризуются отсутствием волевого начала, невоз­можностью собственного самовыражения, поиском «инициативных». Этим каче­ствам сопутствует чувство отверженности с заниженной самооценкой, неуверенность в себе и отсутствие понимания и поддержки со стороны взрослых. Прямым формам были более подвержены подростки с эксплозивными и эпилептоидными чертами характера. И стероиды и гипертимы в равной мере тяготели к обеим формам аутодеструктивного поведения.

Среди данной группы особого внимания заслуживают инфантильные подростки, которые, не задумываясь о содержании и направленности предлагаемых форм поведения, с готовностью их перенимали. Импульсивные и поверхностные инфантильные подростки прельщались игровой и авантюрной стороной аутодеструктивных про­явлений, а также возможностью привлечь к себе внимание окружаю­щих и сверстников, в чем испытывали реальный дефицит. Немаловаж­ную роль в принимаемом ими облике играла иллюзия защищенности, которую им давала принадлежность к какой бы то ни было группиров­ке. Эта группа подростков не является собственно аутодеструктивной, но в силу избранного «защитного» модуса поведения составляет груп­пу риска в плане развития наркологических заболеваний.

Важными характеристиками выделенной аутодеструктивной группы подростков являются неполноценность эмоционального развития, дефект индивидуализации межличностных отношений, невозможность сочувствия и сопереживания, трудности усвоения таких понятий, как милосердие, доброта, взаимопонимание, затруднения интериоризации системы ду­ховных и нравственных ценностей, ведущие к нарушениям норматив­ной социализации.

Постоянно фиксируемые у аутодеструктивных подростков саморазрушение и дисгармония формирования личностных структур позволяют выделить как особую форму аутодеструкции «жестокую бездуховность» [2].

Перспективы коррекции саморазрушающего поведения подрост­ков представляются нам отдаленными, и реальная пессимистическая оценка ее возможностей базируется, с одной стороны, на глубинной социально-психологической дезадаптации и патологической адапта­ции личности изученной нами категории подростков и недостаточ­ности необходимой системы предупреждения этих отклонений пове­дения.

Суицидное поведение может иметь место у подростков и вне острых аффективных реакций. Свойственные переходному возрас­ту фиксация на собственном «Я», склонность к самоанализу, пере­оценке ценностей, увлечение проблемами смысла жизни, поиск сво­его места в ней вместе с бескомпромиссностью, несформированностью диалектического мыш-ления, однозначностью оценки вокруг происходящего и большим влиянием эмоций на интеллект по суще­ству делают подростков группой повышенного риска в отношении разрешения трудных, с их точки зрения, ситуаций путем самоубийства.

Суицидная попытка становится более вероятной и в связи с недо­статочной способностью подростка предвидеть возможные послед­ствия своих действий. Л.К.Личко усматривает определенную связь между типом суицидного поведения и типом акцептуации характера [3].

По его мнению, демонстративные суицидные действия более свой­ственны истероидным, а истинное суицидное поведение — сенситив­ным личностям. Ситуационно-личностные конфликты, могущие привести подростка к суицидным мыслям, намерениям и даже к по­кушениям на самоубийство, достаточно многообразны. Постоянные незаслуженные упреки или унижения со стороны сверстников или школьных учителей при отсутствии теплого и доброго отношения и понимания в семье или обратная ситуация могут выработать у под­ростка пессимистическое отношение к миру, чувство безысходности и как единственную в его представлении возможность в разрешении ситуации — самоубийство.

Инвалидизация, оставляющая под­ростка вне круга романических отношений, формируют чувство без­надежности, отвергнутости, приводит к рациональной оценке пер­спектив и, в силу названных выше психологических особенностей подросткового возраста, делают подобный личностный конфликт весьма суицидоопасным. Из других опасных в отношении самоубий­ства конфликтов у подростков можно назвать несостоятельность в какой-либо сфере, в том числе и сексуальные неудачи при недели­катном поведении партнера, падение престижа, изменение привыч­ного стереотипа, ведущее, например, к социальной изоляции, не­удовлетворенность поведением и личными качествами значимых других (чаще родителей).

Значение внутриличностных и внешнесоциальных факторов в возникновении побуждения к суициду, по-видимому, носит характер обратно пропорциональной зависимости, т.е. чем труднее и невыносимее ситуация, тем меньшая предуготованность (акцентуация, психопатия) личности требуется для суицид­ного поступка и, наоборот, чем выраженнее личностное своеобра­зие подростка, тем более нейтральная, с точки зрения посторонне­го, ситуация, и тем большее число таких ситуаций могут оказаться суицидоопасными. Независимо от конкретных мотивов суицида подростки, готовящиеся к нему, во многих случаях прямо или кос­венно дают окружающим знать о своих намерениях. Это может быть стремление к уединению, написание последних писем за закрытой дверью, какие-то особенные интонации, с которыми начинают про­износиться слова: «До свидания», «Прости». Чаще всего это не поза, а последний призыв о помощи, который в условиях дефицита чут­кости редко бывает услышан [3].

Суицидное поведение подростка во всех случаях, даже при явной его демонстративности должно вызывать к себе серьезное отноше­ние окружающих, так как в связи с неопытностью подростка, не­способностью правильно оценить последствия своих действий, за­ведомо не планируемая смерть может стать свершившимся фактом.

1.             Амбрумова А. Г., Тройнина Е.Г. К вопросу о саморазрушающем поведении подростков // Само­разрушающее поведение у подростков. - Л., 1991. - С. 32 - 35.

2.             Воронков Б. В. Острые аффективные реакции и нарушения поведе­ния // Особенности психических отклонений у подростков. - СПб., 1993.-С. 22-31.

3.             Личко А.Е. Особенности саморазрушающего поведения при различных типах акцентуации характера у подростков // Саморазрушающее поведение у подростков.- Л., 1991.-С.9.

Категория: Разработки и статьи учителей | Добавил: flower (04.06.2012)
Просмотров: 1285 | Комментарии: 1 | Теги: СУИЦИДНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, подросток | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Great article but it didn't have everything-I didn't find the kitchen sink!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]