РОЛЬ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ В ФОРМИРОВАНИИ АУТОДЕСТРУКТИВНЫХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ - Разработки и статьи учителей - Каталог статей - Школьный психолог
Суббота, 10.12.2016, 19:30
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Форма входа

Категории раздела
Разработки и статьи учителей [55]
Материалы кафедры [6]
Материалы кафедры общей и прикладной психологии КазНПУ им. Абая
В помощь школьному психологу [46]
Родительский клуб [20]
Конкурс на тему «Межнациональная толерантность в современной казахстанской школе» [0]
Конкурс на тему «Межнациональная толерантность в современной казахстанской школе»
Наш опрос
Нужен ли школе психолог?
Всего ответов: 386
Облако тегов
Порекомендуй другу
Поиск
Наш баннер



 

Нас считают

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Яндекс.Метрика
Translate this pag
Казахский язык
Онлайн переводчик SANASOFT
Главная » Статьи » Разработки и статьи учителей

РОЛЬ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ В ФОРМИРОВАНИИ АУТОДЕСТРУКТИВНЫХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ

РОЛЬ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ В ФОРМИРОВАНИИ АУТОДЕСТРУКТИВНЫХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ

В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ

 

Ж.А. Абишева - к.п.н., доцент кафедры общей и прикладной психологии КазНПУ им. Абая,

М.Б. Темирова - социальный педагог гимназии № 15 г. Алматы

 

Рассматривая значение социально-психологических факторов, влияющих на сознание человека, необходимо отметить их разнообразие: жизнь в обществе требует от индивида проявления конвенциональных качеств, т.е. признание за человеком согласия социокультурного взаимодействия с окружающими и приобретения целого набора устойчивых характеристик, которые преподносятся как наиболее значимые. Например: применение контрастных закаливающих процедур у русского народа; аккуратность, педантичность у немецкого народа, трудолюбие у корейского народа; бережливость и страсть к финансовым операциям у узбекского народа; терпеливость, жизнелюбие, покладистость у китайского народа и т.д.

Несмотря на выше перечисленные положительные этнические особенности, многонациональное сосуществование несет в себе проявление различных форм аддиктивного поведения. По мнению ученых, «аддиктивное поведение – один из наиболее распространенных вариантов отклоняющегося от принятых норм поведения. Оно выражается в стремлении человека уйти от реальности посредством изменения своего психического состояния с помощью приема некоторых веществ (алкоголь, курение, наркотики, лекарственные препараты, чрезмерное употребление крепкого кофе и т.д.), или постоянной фиксации внимания на определенных предметах, или проявлении активности, что сопровождается развитием сильных эмоций.

Понятие аддиктивного поведения разработано в рамках современной психотерапии (Ц.П. Короленко и др.). В социальной психологии данное понятие имеет значение для осмысления проблем социальной адаптации, социализации и социальной виктимологии» [1,251].

В школьной практике участились случаи, когда подростки, уединяясь от взрослых, проводят время, употребляя «насыбай», наркотические травки, лекарственные препараты, спиртные напитки и т.д. Чаще всего подобное времяпровождение приводит к тому, что доминирующие подростки выявляют более слабых в окружении и подводят их к виктимному проявлению в поведении.

Как считают исследователи, виктимность – «предрасположенность человека выступать в определенных обстоятельствах в качестве жертвы, неспособность избежать опасности там, где она объективно была предотвратима». Данное понятие разработано в рамках юридической психологии, но используются и в социально-психологических исследованиях в связи с разработкой проблем социальной адаптации и социализации личности [1, 252].

Виктимность проявляется, если у подростков занижена самооценка как основное средство саморегуляции вне домашних условий. Особенно часто это происходит, когда родители заняты и не имеют возможности проконтролировать поведение и деятельность своих детей вне дома и школы. У таких детей ослабевает основная ориентировочная способность контролировать свои способности, возможности, у них как бы ослабевает прогностическая самооценка в окружении себе подобных. Такому подростку важно удержаться в данном кругу общения, где его не считали бы слабым, где он должен зарекомендовать себя как свой. Оставшись без контроля со стороны родителей, педагогов, классного руководителя, подросток, чтобы удержаться в данной компании, вынужден временно отказаться от процессуальной самооценки. Он вытесняет из своего сознания мысль о необходимости заняться полезным делом, т.е. помочь по дому, подготовить уроки, заняться спортом, сделать что-либо полезное и проявить заботу о родных и близких. Все эти перечисленные виды деятельности на время теряют ценность в его глазах и необходимость выполнять обязательства как перед самим собой, так и перед взрослыми. И, наконец, подросток, увлеченный «замыслами» товарищей, утрачивает либо направляет в негативную сторону ретроспективный вид личностной самооценки. Сознанием подросток понимает, что проявление ретроспективной самооценки в учебной деятельности, как, например, вовремя подготовить домашнее задание, выучить новый учебный материал, сделать полезное по дому, проявить дисциплинированность по отношению к своим обязанностям является завершающей стадией деятельности подростка в течение дня. Эти занятия служат основой для положительной оценки как со стороны учителей, так и родителей. И, самое главное, это результаты выполненной работы, которые ждут от него взрослые. Однако, подростку, склонному к виктимному поведению, сложно проявить силу воли, быть ответственным, трудолюбивым, самоорганизованным, вести самоконтроль, развивать уровень критического отношения к процессу получения знаний и анализировать полученные результаты собственной деятельности.

Рассматривая социально-психологические факторы, играющие значительную роль в поведении подростка, мы в рамках нашей статьи попытаемся показать влияние друзей по интересам на личность подростка, влияние, которое приводит к социальной ингибиции.

По мнению ученых, «социальная ингибиция – тормозящее, негативное влияние социальных факторов или конкретного человека на мысли, чувства, активность человека или группы. Данный феномен возникает обычно в условиях негативного отношения друг к другу субъектов взаимодействия. Сопровождается развитием патогенных психических состояний у одного или нескольких взаимодействующих лиц. Явление, противоположное фасилитации» [1, 253]. 

Поэтому, работая в качестве социального педагога, практического психолога, мы должны на профессиональном уровне чувствовать, где у детей назревают невроз, стресс, депрессия, деструктивность, аддиктивное поведение, виктимное проявление, ингибиционная ситуация, которые приводят к проявлению аутодеструктивных форм поведения в подростковом возрасте.

Исследуя социально-психологические факторы, мы хотим более подробно остановиться на психологических ситуациях, имеющих место в школьной жизни. Сегодня современный школьник не скрывает социально-экономическое положение своей семьи в обществе. Одни дети ухожены, со вкусом одеваются, имеют престижные  сотовые телефоны, модные прически, дизайнерские школьные портфели, их привозят в школу и увозят на дорогих автомобилях. Дети из такого круга объединяются и создают «общество избранных», которое оказывают влияние на остальных детей. Затем они выбирают «жертву», в основном, из новеньких учащихся или из детей, принадлежащих к низшему социальному слою, и начинают его (ее) проверять на «прочность», организовывая различные интриги.

Если подросток из слабого круга отвечает на уроке, то «избранные» издеваются ним, критикуют его выступление, высмеивают, выражают недовольство по содержанию ответа. Регулярное вмешательство с их стороны во время ответа на уроках формирует комплекс неполноценности, что, в свою очередь, вызывает торможение в мыслительной деятельности подростка, страх, чувство неуверенности в себе, стремление избежать ответа на уроке, нежелание учиться, даже посещать школу.

Приведем такой пример.

Одна из учениц доложила учителю-предметнику, что негативную оценку в его адрес высказала новенькая. Факт был подтвержден ее «избранными» подругами. На этой почве состоялось выяснение взаимоотношений в классе, где новенькую стыдили и призывали к порядку. В ответ девочка от обиды расплакалась и выскочила из класса. Затем на беседу вызвали классного руководителя, далее были подключены родители: данная обстановка долго будоражила класс. Мнения детей разделились: одни поддерживали «избранных», тем самым как бы заранее страхуя себя, чтобы не оказаться в шкуре новенькой, чтобы подобная травля не коснулась их. Другая группа поддержала сторону «обиженной», третья группа равнодушно наблюдала за событиями. Этих детей устраивала их позиция: чем терпеть скучные уроки, лучше следить за «разборками», так и время быстрее пролетит. Четвертая группа призналась, что им это все надоело. А самое удивительное заключалось в том, что мальчики наблюдали за взаимоотношениями девочек и смеялись над ними: эта конфликтная ситуация их очень веселила.

Дело дошло до того, что ученица А. не хотела посещать школу, не хотела даже видеть своих обидчиков. Дома она конфликтовала с родителями, которые не могут исправить ситуацию в классе. Родители ее сильно раздражали, она обвиняла их в беспомощности. По ее мнению, они должны что-либо исправить в этой ситуации. Девочка пригрозила своим родителям: если это будет так же продолжаться, она за себя не отвечает.

Классному руководителю пришлось провести внеплановое родительское собрание, где на повестке дня основной вопрос звучал так: «Взаимоотношения подростков в классе». На собрание были приглашены все заинтересованные лица: учащиеся, их родители, учителя-предметники, практический психолог, социальный педагог.

В начале собрания выступила классный руководитель, она дала характеристику основным действующим лицам – участникам данного конфликта. Далее она представила психолого-педагогический анализ  поведения детей на уроке, которое не позволяет вести учебные занятия нормальным образом, и описала поведение детей вне школы. Затем слово дали родителям. Поведение родителей, их эмоциональное состояние сделали возможным создать следующую психологическую картину.

Матери избранных, лидирующих, девочек доказывали, что они не видят ничего плохого в поведении своих детей. Возражения обиженных родителей не воспринимали, проявляя нетерпимость к их выступлениям, а также мимикой и жестом подчеркивая, чтобы они замолчали. Собрание набирало эмоциональный накал, где взрослые стали перебивать друг друга.

На собрании присутствовали всего трое родителей-мужчин, которым вообще не дали возможности высказаться, выступить, изложить свою точку зрения. При каждом желании мужчин что-либо сказать, оценить ситуацию, женщины брали инициативу в свои руки, не давая им вымолвить ни слова.

Слушая бесконечные взаимные упреки, родители решили удалить детей в другую аудиторию с учителем-предметником, а самим более откровенно поговорить о конфликтной ситуации в классе. Каково же было удивление взрослых, когда учитель сообщил, что в соседнем классе девочки дерутся между собой, т.е. трое лидирующих напали на троих обиженных. Разнимать их пошли все учителя, которым пришлась буквально оттаскивать девочек друг от друга. Родители были шокированы: одни возмутились, другие недоумевали, основная масса выразила недовольство по случаю драки.  

Внимательно наблюдая за поведением участников собрания, а также за происходящими событиями, практический психолог предложила пригласить детей и пожелала успокоиться самим родителям. И заострила внимание на следующих моментах.

Шесть лет родители и дети образуют одно сообщество. Однако, почему-то «лидерами» стали дети, у которых, как, например, у ученицы А. родная тетя работает завучем в этой школе. И поэтому, когда ее родители и тетя общаются в домашних условиях, они обсуждают в присутствии ребенка всю «школьную кухню». Поэтому поведение ученицы А. отражает мнение взрослых в доме, это мнение она переносит на школьную жизнь, распространяет лишнюю информацию, которая искажается в детском представлении. Или школьница Н., единственная дочь в семье, где отец и мать имеют  юридическое образование. В связи этим она умеет преподнести себя в обществе. Ученица М. в общении с детьми подчеркивает свое превосходство над ними, многих детей она игнорирует как бы «не замечая» их присутствия, а при возможности может унизить их.

Психолог обратила внимание родителей на манеру их общения. Например, на протяжении всего собрания родители «лидирующих» детей проявляли нетерпимость, несдержанность по отношению к другим выступающим, могли перебить, вставить свое мнение, тем самым сильно проявляли доминирующий характер, властность, ригидность. И поэтому не удивительно, что дети копируют их поведение.  

Психолог представила психологический портрет общения между женщинами и мужчинами на данном родительском собрании в присутствии детей. Если даже на родительском собрании женщинам не свойственно сдерживать свой темперамент и игнорировать мнение мужской половины, то, как строятся эти формы общения в условиях семьи?  

Психолог задала родителям такие вопросы:        

1.         Почему в присутствии детей родители выбрали тактику – где каждый защищает своего ребенка?

2.         Почему в поведении родителей отсутствует понятие, что они находятся в государственном учреждении – общеобразовательной школе?

3.         Почему родители не догадались указать детям, что учитель – это государственное лицо, которое обязано выполнять свои функции?

4.         Почему родители не внушили детям, что функции детей не в том, чтобы строить «интриги», «козни» и играть во взрослые игры, копируя взаимоотношения взрослых?

5.         Почему родители не утвердили детей в мысли, что их главная задача – учиться и получать знания, чтобы в жизни стать достойным человеком?

6.         Почему, когда дети рассказывают о школьной жизни, ситуациях в классе, о неудачах одноклассников, иронизируют по поводу поступков учителей, родители смеются, поддерживая их рассказ, прощают их «поведенческую оценку» и не пытаются разъяснить, в чем ошибаются

подростки?

Итог собрания был закономерен: по просьбе классного руководителя психолог провела ряд психологических тренингов. Они позволили определить «личностные границы» и установить проявление «аутгруппового фаворитизма» [2,48]. В данном случае проявление «аутгруппового фаворитизма» наблюдалось в лице ученицы Н. Раскроем психологию семьи, где она воспитывалась.

Когда-то ее отец, учась на юридическом факультете самого престижного университета, стал ухаживать за магистранткой по специальности «Юриспруденция». Она сразу ответила ему взаимностью, так как у нее была проблема, связанная с полнотой, что сформировало у нее комплекс неполноценности. Поэтому почти никто из юношей в ее студенческие годы не обращал на нее внимание.

Будущие родители Н. поженились, молодая женщина стала работать, а по ночам готовилась к занятиям. Потом родилась дочь, стало еще труднее, тем не менее жена помогала мужу получить образование. И как-то не заметила, что все семейные трудности взвалила на свои хрупкие плечи. Муж стал работать в уголовном розыске, где пропадал днями-ночами: у него был ненормированный рабочий день. Он стал реже появляться в доме, чаще стали звучать телефонные звонки от незнакомок. Если жена предлагала мужу серьезно поговорить по этому поводу, он тут же одевался и уходил из дому, оставляя ее наедине со своими переживаниями. Она все свое внимание переключила на личную карьеру, работая в банке, где стала расти по работе и уже возглавила целый отдел. У нее в подчинении были молодые люди, которые стали оказывать ей знаки внимания, говорить комплименты, вечерами приглашать в свою компанию. Она стала интересоваться своей внешностью, записалась в салон красоты, посещала фитнес-клуб, занималась шейпингом, плаванием и т.д.

И вот она постепенно превратилась в интересную женщину со стройной фигурой, обрела раскованные, уверенные манеры, принимала ухаживания коллег. А мужа в это время отстранили от работы, и он был вынужден заниматься частной адвокатурой. Частное дело его не прельщало, так как нужно было сильно выкладываться, а он к этому не привык. У него появилась возможность следить за супругой, и на этой почве пошли взаимные упреки, ссоры стали возникать почти каждый день. Дочь постоянно присутствовала при этих конфликтах.

Каждый из родителей пытался переманить дочь на свою сторону, то заманивая ее финансовыми интересами, то делая поблажки. Отец разрешал не ходить на спортивные, танцевальные секции, пропускать уроки. Тогда как мать, наоборот, требовала дисциплины. Дочь научилась лавировать между родителями и принципиальной бабушкой со стороны матери, которая была требовательной и строгой. Ученица Н. научилась ими манипулировать и в любой ситуации получать личную выгоду. Свое поведение она переносила в школьную жизнь, вовлекая в построенные ею интриги учителей, одноклассников, родителей. Она получала огромное удовольствие от того, что ей ловко удается оставаться в стороне, не выставляя себя ведущей фигурой в создавшихся конфликтных ситуациях.

Постоянные конфликтные ситуации в семье сформировали в ней внутреннюю агрессию, озлобленность, мстительность, которую она вымещала на своих одноклассниках, на выбранных ею «жертвах», вызывая у них ответное проявление аутодеструктивных форм поведения, с которыми подросткам трудно справиться самостоятельно. 

Социальному педагогу и практическому психологу пришлось серьезно поработать как с ученическим коллективом, так и индивидуально с ученицей Н., с ее родителями в процессе психологической консультации и на групповых тренингах. Таким образом, благодаря технике, приемам психологического воздействия удалось снять конфликтные ситуации в данном классе.

 

1.         Андриенко Е.В. Социальная психология: Учеб. Пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / Под ред. В.А. Сластенина. – М.: Издательский центр «Академия», 2000. – 264 с.

2.         Большая психологическая энциклопедия. – М.: Эксмо, 2007. – 544с.

Категория: Разработки и статьи учителей | Добавил: flower (04.06.2012)
Просмотров: 1151 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]